Таинственный голос

Много, очень много голосов у леса! И чем больше разных лесных звуков перестаёт быть для тебя загадкой, тем интереснее становится ходить по лесу.

Идёшь, слушаешь. Осенью можешь услышать, как вдалеке застонал лось, вызывая своего соперника на поединок. Печально завыл волк. Весной доносится далёкое бормотание тетерева. Хоркая, пролетит вальдшнеп.

Повезёт, так и сумеешь различить, как «скиркает» и «точит» глухарь.

И вовсе не так легко узнать, кто это подаёт голос. Нужно ухитриться застать птицу или зверя именно в тот самый момент, когда он кричит, зовёт или жалуется.

За одним лесным звуком я охотился несколько лет. И всё никак не мог его разгадать.

Таинственный голосВечерами в лесу я часто слышал необычайно чистый, тонкий и громкий звук. Не знаю, как его и описать. То ли это писк, то ли звон. Или скрип? Или свист? Он бывал и продолжительный, и отрывистый, короткий. Непонятно было, откуда же он доносится? Казалось, прямо с неба. Пришельцы с других планет, что ли, переговариваются, разглядывая землю? Но в небе никаких «пришельцев» заметить ни разу не удалось.

Как-то вечером мы с моей лайкой Дымкой остановились на ночлег на высоком берегу небольшой лесной речки. Я наклонно натянул на колья кусок полиэтиленовой прозрачной плёнки — получился дом-навес. Дымка тут же залезла под крышу и принялась там устраиваться на свой собачий манер: покрутилась, приминая траву, поцарапала землю и улеглась, свернувшись уютным клубочком. Я тем временем развёл перед навесом костёр, повесил над костром котелок для чая. Тепло от костра не

захотело уходить в сгущающуюся тьму и, помедлив немного, забралось к нам под навес. От вымокшей под дождём одежды повалил пар. Наш с Дымкой лагерь сделался совсем домашним, милым и уютным. И вот вскоре я уже сидел рядом со сладко посапывающей Дымкой и пил хорошо заваренный чай. Я поглядывал то на огонь и освещённый им круг, то на окружающую нас темень и размышлял о нашем с Дымкой завтрашнем маршруте.

И вдруг на освещённое костром место выскочила землеройка — маленький, напоминающий мышку, зверёк. Землеройки не очень хорошо видят, и в том, что она не заметила опасности, не было ничего необычного. Неожиданно следом появилась и вторая. Столкнувшись, обе землеройки обменялись быстрыми укусами, вместо приветствия, и тут же разбежались. Известно, что характер у них вздорный и неуживчивый. О таком незначительном эпизоде не стоило бы и рассказывать, но дело в

том, представьте себе, при этом раздался тот самый таинственный звук!

Вот тебе и с «неба», вот тебе и «пришельцы»! Кричат- то всего-навсего маленькие поссорившиеся землеройки. Так появился в моей копилке лесных звуков ещё один, переставший быть таинственным, голос.

Таинственный голос